Memento mori: как пережить опыт смерти и зачем это нужно

С помощью VR-шлемов можно показать то, для чего требуется включить воображение. Например, как работает новый мотор, как будет продвигаться строительство дома, как выглядит внутри тело человека. Эти же возможности позволяют в безопасной среде представить самые пугающие сценарии и избавиться от фобий.

Лечение аутизма

По данным CDC, у 1% населения Земли обнаружили расстройства аутистического спектра. В классификации заболеваний под понятием «аутизм» собрано множество диагнозов, включая синдром Аспергера. Только представьте, 70 млн человек сложно коммуницировать с окружающими. Они остро нуждаются в лечении.

В прошлом терапия подразумевала регулярные встречи с врачом. Необходимость контакта с малознакомым человеком вгоняла больных в еще больший стресс. Перспективные стартапы, такие, как Floreo, используют VR на ранних этапах лечения.

Детям и взрослым больше не нужно покидать стены родного дома. Они социализируются с помощью VR прогулок. Например, могут завести друзей в чате или посмотреть на жирафов в виртуальном зоопарке.

Oculus финансирует проекты, направленные на лечение аутизма. Если вы занимаетесь разработкой VR приложений, можете обратиться в официальный офис компании с просьбой предоставить грант.

Пациенты с COVID-19, находящиеся на домашнем лечении, могут сами себя «отслеживать» с помощью мобильного приложения «социальный мониторинг»

Пациенты с коронавирусом, которые лечатся на дому, могут воспользоваться сервисом «Социальный мониторинг» на собственном смартфоне. Прежде, напомним, заболевшим бесплатно предоставлялся «умный» аппарат с предустановленным приложением. Теперь для удобства пользователей разработана версия, которую можно скачать и установить на собственный телефон. Одноименное приложение уже появилось в Google Play, а в скором времени станет доступно в AppStore.

Пациенты с COVID-19, находящиеся на домашнем лечении, могут сами себя «отслеживать» с помощью мобильного приложения «социальный мониторинг»

В соответствии с указом мэра Москвы №12-УМ, «внебольничные» пациенты обязаны использовать технологии электронного мониторинга местоположения. Они подписывают согласие на получение медицинской помощи на дому, соблюдение изоляции и на обработку персональных данных. Медицинский работник фотографирует человека и фиксирует данные документа, удостоверяющего личность. Эти сведения передаются в Единый центр хранения данных и сервис «Социальный мониторинг». Хранятся они на территории Российской Федерации и после выздоровления пациента уничтожаются.

Версия, ставшая доступной в Google Play, – принципиально новая. При её создании были учтены все комментарии профессионального сообщества, поступившие к тестовой сборке «Социального мониторинга», появившейся в начале апреля. Мобильное приложение отслеживает геолокацию пользователя. Стоит только пациенту покинуть квартиру, сведения тут же передаются в городские структуры.

Пациенты с COVID-19, находящиеся на домашнем лечении, могут сами себя «отслеживать» с помощью мобильного приложения «социальный мониторинг»

Использовать приложение для горожан не планируется. Более того, если пользователь не является пациентом с COVID-19, приложение не позволит ему авторизоваться и получить доступ к функционалу.

Читайте также:  Тормозит Андроид. 3 способа радикального ускорения смартфона

При авторизации пользователь должен подтвердить номер телефона – необходимо ввести код, который придет в СМС-сообщении. Система проверит, есть ли человек с таким номером в реестре пациентов с подтвержденным COVID-19. Если информация подтверждается, пользователю открывается доступ ко всем функциям приложения.

Пациенты с COVID-19, находящиеся на домашнем лечении, могут сами себя «отслеживать» с помощью мобильного приложения «социальный мониторинг»

Далее пациент должен сделать фотографию на фронтальную камеру. После этого приложение начнет автоматически мониторить геолокацию пользователя. Перемещения по квартире не фиксируются – «умный» аппарат забьёт тревогу исключительно в случае покидания адреса самоизоляции, указанного в анкете. Чтобы убедиться, что пользователь находится рядом с телефоном, приложение будет время от времени направлять пользователю push – уведомления с запросом сделать свою фотографию.

Если пациент, выбравший лечение на дому и подписавший согласие, откажется от использования сервиса, не отреагирует на запрос приложения или нарушит режим изоляции, его привлекут к административной ответственности – штрафу в размере 4-х тысяч рублей. Нарушителя поместят в обсерватор или медицинское учреждение без возможности вернуться к лечению на дому.

Медики приспособили оборудование для создания виртуальной реальности к лечебной терапии пациентов с болезнью Паркинсона.

Ученые из Университета Юты в США разработали систему тренировок в виртуальной реальности, в ходе которых пациенты улучшают свой контроль над мышцами без риска упасть и получить травму.

Симптомы болезни Паркинсона включают в себя ослабление мышц, затруднение в передвижении и нарушенное чувство баланса, что повышает риск падения. По статистике, каждый второй пациент с этой болезнью падал хотя бы раз в три месяца.

02:14Новый прибор моментально определит появление раковых клеток в организме

Команда ученых протестировала свою систему тренировок на 10 пациентах с болезнью Паркинсона, которые по 30 минут в неделю в течение 6 недель учились обходить препятствия в виртуальной реальности. К концу периода тренировок ученые отметили значительное улучшение координации пациентов, их способности преодолевать препятствия, а также подвижности ног.

Однако, отмечают ученые, несмотря на столь заметные успехи, полностью отказаться от медикаментозного лечения на данный момент не представляется возможным. Пациентам все еще необходимо стимулировать выработку дофамина, который подавляет симптомы.

Ученые пытаются найти аналог фармацевтическому лекарству, так как наиболее эффективное на данный момент средство от симптомов болезни Паркинсона – леводопа вызывает у пациентов тошноту, поэтому его приходится объединять с другим веществом – карбидопой, чтобы уменьшить побочные эффекты. Кроме того, данное лекарство вызывает у пациентов приступы дискинезии — неконтролируемые движения, которые также осложняют жизнь пациентам.

Читайте также:  4 способа быстро сбросить смартфон до заводских настроек

Ученые надеются улучшить существующую технологию, переведя ее из виртуальной реальности в так называемую «дополненную реальность», когда объекты виртуального мира накладываются на реальность через специальные устройства или через камеру смартфонов.

Оригинал статьи

Что уже есть на рынке

Сегодня интерес к этой теме у бизнеса огромный. Уже более 40 стартапов в Европе и США предлагают решения для VR-психотерапии. Некоторые из них концентрируются на одной фобии, как, например, PhobiaVP, «заточенная» на преодоление страха высоты, другие продвигают сразу несколько разработок, включающих борьбу с боязнью высоты, пауков и змей, закрытых пространств, самолетов, алкогольной и никотиновой зависимости, как, например, Virtual Reality Medical Center, Limbix или Virtually Better.

Есть и специфические решения. Например, приложение HypnoVR предназначено непосредственно для гипноза, платформа OnComfort содержит набор инструментов, ориентированных на расслабление и/или нивелирование страхов онкобольных во время прохождения процедур химио- и радиотерапии, ZenView разработана для релаксации, а Meditation VR — для медитации.

Передовые научные хабы и площадки также работают над проектами в этой сфере. Так, свои проекты VR с «психиатрическим» уклоном есть в Стэнфорде, Гарварде, а также в Оксфордском университете, специалисты которого сконцентрированы на лечении боязни высоты, а также различных психозов и тревожных состояний. Они отмечают, что им удалось добиться значительного прогресса в избавлении от страха высоты. Результаты исследования представлены в издании The Lancet Psychiatry. Например, здесь мы можем видеть реакцию человека при пребывании на высоте до и после прохождения терапии:

Пожалуй, наиболее полный «функционал» и широкую тематику предлагает онлайн-платформа Psious VR Therapy. Сообществу из более чем 500 психотерапевтов доступны инструменты для борьбы с самыми разными видами фобий, включая клаустрофобию, боязнь полетов, высоты, пауков, публичных выступлений, а также средства для работы с посттравматическим стрессом, расстройствами пищевого поведения, депрессивными состояниями и так далее. Годовая подписка стоит около 1,5 тыс. долл., в дополнение специалист получает тренировочные материалы с инструктажем и возможностью участия в онлайн-семинарах.

Взгляни на нее

Известный антрополог Энтони Беккер сказал бы, что сила подобных опытов заключается в принятии факта собственной конечности. В книге «Отрицание смерти», в 74-м году получившей Пулитцеровскую премию и основывающейся на трудах Кьеркегора и Отто Ранка, он пишет о том, что значительная часть всей нашей шумной цивилизации (если не вся) построена на преодолении страха смерти и тревоги на этот счет. Беккер также предлагает «практиковать смерть» — рефлексировать о неизбежном конце на максимальном к нему приближении (об этом мудрецы говорят с давних времен).

Читайте также:  Первые обзоры Google Pixel 4a. Что думают эксперты?

Наказ memento mori для современного человека вдвойне актуален, поскольку из нашего бытия идея смерти стремительно исчезает. Типичный житель Вашингтона, Берлина или Москвы не видит вокруг себя активное умирание, как, например, местный из Варанаси, спокойно стирающий белье в реке Ганга рядом с только что «похороненными» в ней трупами.

Более щадящая картина умирание современному человеку тоже недоступна: например, по статистике, только 25 % американцев умирают дома, большинство — в домах престарелых или других учреждениях. Мы даже не можем всей душой приобщиться к обряду перехода, который древние использовали для экзистенциальной адаптации.

Согласно теории управления страхом смерти (terror-management theory, или ТМТ), возникшей на основе идей Беккера, даже гуляя по кладбищу или узнавая о болезни близких, мы подсознательно склонны выставлять защитную психическую броню и отгораживаться от мыслей о смерти.

Теория DTA (death thought accessibility) — гласит: мы склонны думать о смерти только в условиях угрозы (нам или нашим культурным ценностям или мировоззрению).

В отгораживании от смерти нам помогает и ее виртуализация в СМИ, кинематографе, фотографии. То, что Жижек называет «множественностью смертей», — различие между биолого-органическим и символическим телом, однократной физиологической смертью и многократной символической. Как замечает социолог Катерина Эксли, регулярная трансляция смерти ведет к отчуждению.

Взгляни на нее

Чем это плохо, отлично показывают исследования по борьбе с терроризмом, в котором участвовали 22 муниципальных судьи из штата Аризона. Им предлагалось установить сумму залога, под которую планировалось выпускать «подсадных» проституток — участниц эксперимента. Часть судей предварительно проходили опрос, включавший пункты вроде «опишите эмоции, которые вызывает у вас мысль о собственной смерти», «как можно конкретнее опишите, что, как вы думаете, произойдет с вами, когда вы физически умрете». Судьи, прошедшие опрос, выставляли залог в 9 раз выше, чем те, кому его не предлагали.

Исследователи пришли к выводу, что мысли о своей смертности заставили судей обратиться к выработанным ими ценностям и делать более правильный, с их точки зрения, моральный выбор.

Когда аналогичный опыт провели со студентами, логика подтвердилась: те, кто считал проституцию «морально предосудительной» выставляли более суровый залог, и наоборот. Эксперименты, в которых участникам предлагается в течение 6 дней писать о собственной смерти, показывают ровно то же: рассуждение о собственной конечности и открытость опыту смерти помогают перейти к осознанию внутренних ценностей.

Впрочем, переоценивать простые напоминания о смерти не стоит — в метаобзоре ТМТ отмечается, что эффект от них вполне сопоставим с размышлением о любом другом явлении, угрожающим смыслу (например, с просмотром сюрреалистического фильма). Как пишет немецкий философ Дольф Штернбергер, абсурдность и нигилизм смерти нельзя преодолеть одной только интеллектуализацией.

Одна из главных причин трансформирующей силы околосмертных переживаний, стягивающих с человека его эволюционной настройки восприятия мира и самого себя, — это их способность радикально изменять отношение к смерти.

Впрочем, ради такого всё же не стоит совать вилку в розетку, ведь скоро психоделическую терапию окончательно обкатают и VR станет совсем взрослой.